Пришло время для прекращения Азербайджаном оккупации территории Республики Армения и реализации арбитража

Printer-friendly versionPrinter-friendly version

Пришло время для прекращения Азербайджаном оккупации территории Республики Армения и реализации арбитража


Ара Папян

На протяжении лет предлагались разные пути решения Карабахского конфликта. Недавно, 5 июня 2012г., при участии 4 американских экспертов, в вашингтонском центре Вудро Вильсона состоялись обсуждения под следующим названием: «Нагорный Карабах: перерастет ли замороженный конфликт в горячий?» (Nagorno-Karabagh: Will the Frozen Conflict Turn Hot?). Кстати, примечательно совпадение даты и темы обсуждений с нападением Азербайджана, совершенным в ночь с 4 на 5 июня на Республику Армения. Так или иначе, перейдем непосредственно к теме. 
К сожалению, я не присутствовал на этом обсуждении и не знаком с деталями. Тем не менее, из озвученных идей мое внимание привлекла одна мысль, к которой я хочу обратиться. Эту мысль высказал старший эксперт Американского совета по внешней политике (American Foreign Policy Council) Уэйн Мерри (Wayne Merry). Идея касается решения Карабахского конфликта путем принудительного арбитража. Согласно информагентствам, он сказал следующее: «Посредники не ведут переговоров: обе стороны – Азербайджан и Армения – не позволяют, чтобы их работа дала результат. Теперь, в этой ситуации, настало время от посредничества перейти к принудительному арбитражу» («Mediators don't negotiate: both sides – Azerbaijan and Armenia don’t let their job work. Now, in this case, it’s time to move from mediation to forceful arbitration»).1
Эта мысль принципиально отличается от высказывавшихся до сих пор мыслей, касающихся решения Карабахского конфликта. Если до сих пор основным принципом было то, что стороны конфликта должны прийти к взаимоприемлемому варианту, а страны-посредники, в данном случае – Минская группа и ее сопредседатели, должны способствовать этому и выступить в качестве гаранта выполнения договоренностей, то теперь впервые прозвучала идея о решении конфликта без согласия сторон, быть может, даже вопреки их воле.
Учитывая, что в разработке американской внешней политики существует традиция сначала высказывать мысли на экспертном уровне, вводить их в обращение, а затем при определенных обстоятельствах применять их в сфере практической политики, эта идея достойна более обстоятельного анализа. Тем более, что представляемая г-ном Уэйном Мерри структура – Американский совет по внешней политике, оказывает существенное влияние на разработку новых подходов в политике США. Сам Уэйн Мерри – в прошлом опытный дипломат с многолетним опытом работы в Госдепартаменте и Министерстве обороны. Следует подчеркнуть, что любое принуждение, а в данном случае речь идет о применении принудительного арбитража в конфликтной зоне, потребует наличия большого числа «миротворцев». Очевидно также, что многие страны будут заинтересованы в дислокации большого количества «миротворцев» в зоне Карабахского конфликта, т.е. на северной границе Ирана. Теперь посмотрим, насколько эта мысль Уэйна Мерри, кажущаяся, на первый взгляд, чрезвычайно новаторской, на самом деле нова. По сути, арбитраж был той формой решения нынешнего конфликта, которую сначала избрала Парижская мирная конференция (1919-1920гг.), затем последовавшая и производная от нее Лига наций (1920-1946гг.) и, естественно, это решение перешло и ее правопреемнице – Организации Объединенных Наций. 
Дипломаты, политические и общественные деятели, эксперты, говоря о Карабахском конфликте, часто используют словосочетание «замороженный конфликт». Это однозначно правильная характеристика конфликта, однако основная ошибка заключается в том, что многие из них считают «замораживание» с 1990-х годов. На самом деле это не так. Конфликт возник, когда Азербайджанская Республика впервые появилась на исторической сцене в 1918г., когда без каких-либо правовых или других оснований начала претендовать на всю территорию Бакинской и Елизаветпольской губерний бывшей Российской империи, не считаясь с их демографической картиной. Естественно, этот подход был неприемлем для крупных держав, представленных на Парижской конференции – США, Британской империи, Франции, Италии и Японии, поскольку решения вопросов о создании новых государств и уточнении их границ опирались не на бывшие административные границы исчезнувших государств, а на принцип самоопределения народов, выдвинутый президентом США Вильсоном. 
Итак, когда первая Лондонская конференция (12 февраля – 10 апреля, 1920г.) в рамках Парижской мирной конференции 16 февраля 1920г.2 обстоятельно обратилась к вопросу границ Республики Армения, было принято решение создать комиссию по вопросу «о границах нового независимого государства Армения» (on the boundaries of a new independent State of Armenia),3 включив в нее по одному представителю от каждой крупной державы. В соответствии с этим решением, 21 февраля 1920г. с участием представителей Британской империи, Франции, Италии и Японии была создана упомянутая комиссия:4 подготовленный ею 24 февраля 1920г. документ под названием «Доклад и предложения Комиссии по определению границ Армении» (Report and Proposals of the Commission for the Delimitation of the Boundaries of Armenia)5 был вынесен на рассмотрение 27 февраля.6
Председательствовавший на заседании секретарь по внешним отношениям Британской империи, лорд Керзон (Lord Curzon), обращаясь к территориальным проблемам между Республикой Армения и Азербайджанской Республикой, отметил, что «Карабахский, Зангезурский и Нахичеванский регионы – предмет спора. Население там преимущественно армянское, за исключением одной части, почти целиком заселенной татарами»7 (“the regions of Karabagh, Zangezur and Nakhitchevan were in dispute. The population there was chiefly Armenian, except for a part which was almost wholly Tartar”). Считаю нужным подчеркнуть, что речь шла не о Нагорном Карабахе и, тем более, не о созданной в дальнейшем на его части НКАО, а о Карабахе, который включал в себя также Равнинный Карабах.
Рассматриваемый документ, который отражал единую точку зрения Британии, Франции, Италии и Японии в вопросе определения границ на Южном Кавказе, предусматривал сначала подождать, пока стороны самостоятельно придут к соглашению, а в случае неудачи определить границы с помощью арбитража: «Что касается границы между Армянским государством и Грузией, а также Азербайджаном, то Комиссия считает, что сейчас предпочтительнее подождать закрепленных в договорах результатов соглашения об уточнении вышеуказанных границ, к которому придут три республики. В случае, если республики в вопросе своих границ не придут к какому-либо соглашению, то вопрос нужно передать в арбитраж Лиги наций, которая создаст межсоюзническую Комиссию, чтобы на месте определить границы, учитывая в качестве принципа этнографические данные» (As regards the boundary between the State of Armenia and Georgia and Azerbaijan, the Commission considers that, it is advisable for the present to await the results of the agreement, provided for in the treaties existing between the three Republics, in regard to the delimitation of their respective frontiers by the States themselves. In the event of these Republics not arriving at an agreement respecting their frontiers, resort must be had to arbitration by the League of Nations, which would appoint an interallied Commission to settle on the spot the frontiers referred to above, taking into account, in principle, ethnographical data).
Как видно из вышесказанного, принцип определения границ Армения-Азербайджан, а также Армения-Грузия путем арбитража был предложен и принят еще 24 февраля 1920г. в едином документе крупных держав. Более того и самое главное, был уточнен принцип делимитации (delimitation) границы, «учитывая в качестве принципа этнографические данные».
При этом к докладу была приложена соответствующая карта.8 Согласно этому документу, учитывая этнографическую картину на Южном Кавказе в 1920г., территорией Республики Армения считался не только Нагорный, но и значительная часть Равнинного Карабаха. Чрезвычайно важно, что этот документ был включен и в Целостный доклад Арбитражного решения от 22 ноября 1920г. (Arbitral Award, 22 November 1920) президента Вильсона в качестве 2-го документа 1-го приложения (Full Report, Annex I, No 2), это свидетельствует о том, что США признали правовую сущность и законность данного документа. Указанные положения были включены также в Севрский договор (10 августа 1920г.) в виде 92-ой статьи: «Границы между Арменией и Азербайджаном, а также Грузией будут определены путем прямого соглашения заинтересованных сторон. В случае если заинтересованные стороны не сумеют путем соглашения путем соглашения определить границы до даты, упомянутой в 89-ой статье, то эта граница будет определена Основными союзными державами, которые на месте осуществят и разметку границы» (The frontiers between Armenia and Azerbaijan and Georgia respectively will be determined by direct agreement between the states concerned. In the either case the States concerned have failed to determine the frontier by agreement at the date of the decision referred to in Article 89, the frontier line in question will be determined by the Principal Allied Powers, who will also provide for its being traced on the spot).
Подытоживая вышесказанное, можно прийти к следующему заключению: предложение г-на Уэйна Мерри по урегулированию Карабахского конфликта однозначно приемлемо и реалистично, поскольку оно не только отражает уже закрепленное и принятое Британией, Францией, Италией и Японией решение, но и, что гораздо важнее, опирается на такой демократический принцип, как этнографические данные (ethnographical data).
Естественно, основой арбитража может послужить лишь этнографическая картина 1920г., поскольку то, что произошло после 1920г. – оккупация независимых республик Армении и Азербайджана ВС иностранного государства – 11-ой Красной армией, а затем их насильственное присоединение к Советской России и к ее новой форме – Советскому Союзу – грубое и бесспорное нарушение международного права, а, как закреплено в международном праве, Ex injuria jus non oritur (Право не может возникнуть из правонарушения).
Следовательно, думаю, что международное сообщество и, в первую очередь, США должны последовать совету американского эксперта Уэйна Мерри и реализовать решение уже существующего международного документа, опирающегося на принцип арбитража (arbitration), а именно принудить Азербайджанскую Республику вывести свои войска из Равнинного Карабаха (по моим приблизительным подсчетам – 14 тыс. кв. км) и Нахиджевана (5,4 тыс. кв. км), являющихся территорией Республики Армения. 
Пока Азербайджанская Республика не только держит под оккупацией 19,4 тыс. кв. км территории Республики Армения, но и продолжает притязать на ныне освобожденные от длительной азербайджанской оккупации территории Республики Армения, в регионе не будет стабильности.
Великобритания, Франция, Италия и Япония, а также США должны приложить все усилия, чтобы как можно скорее реализовать это решение. 

Ссылки и примечание 
  1. http://www.arminfo.info/index.cfm?objectid...1D8F6327207157C.
  2. Documents on British Foreign Policy 1919-1939, (ed. by R. Butler and J. Bury) First Series, v. VII, London, 1958, pp. 81-86. Document # 10: Consideration of the future boundaries of Armenia: decision to appoint an Allied commission to report thereupon, Feb. 16, 1920. [далее – DBFP].
  3. Ibid, p. 86.
  4. Ibid, Document #20: Decisions of parts III and IV of the draft synopsis of the Turkish treaty (political clauses), p. 178.
  5. Полный текст данного документа был издан: Arbitral Award of the President of the United States of America Woodrow Wilson: Full Report of the Committee upon the Arbitration of the Boundary between Turkey and Armenia, Washington, November 22, 1920 (prepared by Ara Papian). Yerevan, 2011, pp. 98-112.
  6. DBFP, Document #34, p. 280.
  7. Ibid, p. 281.
  8. Карта хранится в государственном архиве США (National Archives and Records Adminstration) и напечатана в Arbitral Award of the President of the United States of America Woodrow Wilson: Full Report of the Committee upon the Arbitration of the Boundary between Turkey and Armenia, Washington, November 22, 1920 (prepared by Ara Papian). Yerevan, 2011, p. 328. 
8 июня 2012г.